Профессор Юрий Кундиев: «Наши исследования показали: нет объективных оснований запрещать выпуск шифера и другой продукции из хризотилового асбеста
В остановке этих производств в Украине могут быть заинтересованы зарубежные компании, стремящиеся расширить рынки сбыта для своих кровельных материалов из синтетического сырья
Есть два типа асбеста — амфибол и хризотил. Канцерогенный амфибол давно запрещен по всему миру, в том числе и в нашей стране
Выпуск знакомого каждому из нас кровельного шифера может быть в одночасье прекращен. Такое решение Украине пытается навязать ряд стран Европы. Аргументируется это тем, что волокна асбеста (природного материала, из которого делают шифер, трубы и другие полезные вещи), попадая с воздухом в легкие, способны вызвать рак. Но асбест бывает разный — амфибол и хризотил. Амфибол действительно опасен: у него длинные волоконца, период их полувыведения из организма долог — год и три с половиной месяца. Так что решением Всемирной организации здравоохранения использование амфиболов давно запрещено по всему миру.
Казалось бы, проблема исчерпана, ведь данных об опасности другого асбеста, хризотилового, нет. Кстати, его волокна короткие, а период полувыведения — всего 14 дней. Тем не менее ряд стран Западной Европы отказался от использования хризотила. А с 2004 года европейцы добиваются, чтобы этот природный материал был внесен в Список запрещенных веществ Роттердамской конвенции. Насколько это оправдано? Ответ дают завершившиеся недавно исследования украинских ученых, которые два с половиной года изучали, опасен ли для здоровья хризотил. Рассказать о результатах мы попросили директора Института медицины труда Национальной академии наук и Академии медицинских наук Украины доктора медицинских наук, профессора Юрия Кундиева.
— Среди наших работ по этой тематике был анализ заболеваемости за последние десять лет среди ежедневно имеющих дело с хризотилом работников асбестовых предприятий Украины, — рассказывает профессор Кундиев. — Мы поступили следующим образом: проверили, как много сотрудников этих заводов попали в печальный документ, который называется канцер-регистр Украины. В него заносят имена людей, у которых диагностировано онкозаболевание. И оказалось, что риск заболеть раком у людей, работающих на асбестовом производстве, такой же, как у остального населения Украины. Это очень важные данные, поскольку они являются безупречным «алиби» для хризотила.
Теперь предстоит перевести результаты наших исследований на английский язык: мы разошлем их всем государствам — участникам Роттердамской конвенции. Очередное заседание участников конвенции состоится осенью будущего года, тогда и должно быть принято решение по хризотилу.

Кстати, хризотил мы импортируем из России. Город на Урале, возле которого его добывают, называется Асбест. Так вот, российские коллеги провели там исследование того, насколько высок риск заболеть раком легких у рабочих асбестового карьера. Оказалось, риск не выше, чем у других жителей Асбеста.

Если закроются все 11 украинских хризотиловых заводов, четыре тысячи человек потеряют работу, а шифер исчезнет из продажи
— Почему вообще встал вопрос о запрете хризотила? — продолжает ученый. — На мой взгляд, причиной тому являются коммерческие интересы западноевропейских компаний, наладивших масштабное производство кровельных материалов из синтетического сырья. Им нужны новые рынки сбыта. Здесь следует отметить, что международное агентство по изучению рака (это подразделение Всемирной организации здравоохранения) пока не располагает сведениями о безопасности синтетических заменителей асбеста. Если вреда от них меньше, чем от хризотила, то почему фирмы не предоставляют соответствующие данные?
Впрочем, я не хочу сказать, что у нас нет претензий к украинским производствам, использующим хризотил. На многих из них высок уровень запыленности, вообще культура производства оставляет желать лучшего. Но речь не идет о повышенном уровне заболеваемости раком. Наше мнение таково: нет оснований запрещать использование хризотила. Но при этом государство должно добиться от предприятий, чтобы те подняли уровень безопасности труда. Речь идет о совершенствовании технологий, о хорошей вентиляции цехов, использовании средств индивидуальной защиты и тому подобное. Это называется контролированным использованием хризотила.
— Возможно, у противников этого материала есть еще какие-либо аргументы?

— Да. По их словам, его частицы сдуваются с крыш, крытых шифером, и таким образом попадают в легкие. Однако, чтобы делать подобные заявления, нужно располагать фактами, данными исследований. Но их нет — только голословные, ничем не подтвержденные гипотезы.
— Какие страны выступают за продолжение использования хризотила?

— Канада, Россия, Китай, Индия, Бразилия, многие государства Юго-Восточной Азии. Позиция США пока остается неопределенной. Активными противниками являются западноевропейские страны, которые, кстати, сумели добиться запрета хризотила в Польше и Румынии.
Если такое произойдет у нас, то, по словам главы ассоциации «Украинское хризотиловое объединение» Александра Серкина, это приведет к закрытию 11 заводов, на которых трудятся четыре тысячи человек.
Исчезнет самый доступный по цене кровельный материал — шифер, доля которого на украинском рынке достигает 90 процентов. Народу просто нечем будет крыть крыши.