Академик Юрий Кундиев: «Если шифер не пилить, не дробить и не размалывать, то это вполне безопасный материал»
Подготовила Татьяна САГУЛА, «ФАКТЫ»
Прямая линия с академиком Юрием Кундиевым о безопасности асбеста и материалов на его основе оказалась очень насыщенной.
Еще бы, ведь в нашей стране 90 процентов крыш покрыто именно шифером, асбестоцементные трубы чаще всего используются для строительства заборов или садовых водопроводов, асбест входит в состав многих фильтров, а также тепло- и пожароизоляционных материалов…

Между тем в последнее время в средствах массовой информации регулярно появляются сообщения о том, что асбест чрезвычайно опасен для здоровья и окружающей среды, что тысячи украинцев ежегодно заболевают и умирают от рака легких, вызванного попавшими в организм частицами асбеста. А потому стройматериалы на основе асбеста нужно срочно запретить. Правда, возникает вопрос: а чем заменить асбест? Все современные искусственные материалы имеют в своем составе различные волокна (углеродные, целлюлозные, полиэтиленовые, полипропиленовые и другие), и на сегодняшний день специалисты не располагают достаточным количеством данных, чтобы оценивать их потенциальную опасность. А раз так, то разумно ли отказываться от проверенного материала? Нужно ли срочно перекрывать крыши наших домов? Стоит ли закрывать заводы? Как и куда трудоустраивать оставшихся не у дел специалистов отрасли? Да и вообще, можно ли использовать в строительстве вещества, опасность которых только предстоит определить?

Ответить на эти и другие вопросы читатели «ФАКТОВ» попросили директора Института медицины труда Академии медицинских наук Украины академика Юрия Кундиева.

«В СССР и других странах Восточной Европы, в отличие от США и Западной Европы, никогда не использовался канцерогенный амфиболовый асбест — распространен хризотиловый»
— Здравствуйте, Юрий Ильич! Меня зовут Оксана, я из города Амвросиевка Донецкой области. Неподалеку от нашего дома свалка, где очень много битого шифера. Скажите, насколько эти отходы опасны для здоровья?

— Действительно, в Украине проблема утилизации стоит очень остро. Что касается вашего случая, то для человека опасность представляет только пыль, содержащая волокна хризотила. В шифере хризотил скреплен цементом, и чтобы его выцарапать оттуда, нужно хорошо потрудиться. То есть если кто-то начнет обломки шифера распиливать, бесспорно, эта пыль нанесет вред вашему здоровью. До тех пор, пока материал просто валяется на свалке, он опасен потенциально. Сейчас, чтобы нагнать на людей страху, говорят, мол, хризотил выветривается из шифера, но исследования этого не показывают.

— Да, но нынче часто можно слышать о невероятной канцерогенности асбеста и что он повсюду.

— Откуда берутся такие «сенсации»? Все началось в США еще в прошлом веке. Наш бывший земляк, выдающийся американский ученый украинского происхождения Ирвин Селиков, работал с врачами в Mount Sinai Hospital. Они изучали состояние здоровья рабочих судоверфи, строивших во время Второй мировой войны суда для Советского Союза. Тогда все трубопроводы изолировались асбестом, и у этих рабочих спустя 20-30 лет начали развиваться специфические заболевания: мезотелиома плевры, асбестоз и рак легких. Ирвин Селиков и его коллеги первыми подняли вопрос об опасности асбеста. В США развернулась целая кампания по искоренению этого материала, которая позднее была продолжена в европейских странах. В 60-70-е годы прошлого века в Европе не только разбирали здания, удаляя изоляционные асбестовые прокладки, но и закрывали заводы. И все это было правильно, ведь речь шла о чрезвычайно агрессивном, канцерогенном амфиболовом асбесте.

Сегодня многие говорят об опасности асбеста. Но почему-то умалчивается тот факт, что асбест — это название волокнистых минералов амфиболовой и хризотиловой групп. Несмотря на общее имя, эти минералы имеют разную химическую структуру. Амфиболовые волокна практически не выводятся из организма человека, а хризотиловые выводятся максимум за две недели.

В СССР и других странах Восточной Европы никогда не использовался амфиболовый асбест. У нас нет его месторождений. И сегодня Россия, Украина и Казахстан применяют исключительно хризотил.

— А хризотиловый асбест безопасен?

— Международной организацией труда установлен принцип контролируемого использования этого материала. То есть его можно свободно применять в промышленности, но жестко соблюдая все нормы и правила охраны труда. Таких нормативов придерживаются на любом химическом производстве, при добыче угля, на фармкомбинатах… Речь идет о современных технологиях, автоматизации процессов и использовании средств индивидуальной защиты.

А шум, который поднят вокруг хризотилового асбеста, в первую очередь связан с борьбой за рынок сбыта. Амфиболовая война породила целую отрасль новых искусственных стройматериалов на основе стекловолокна, базальта, хлористого винила, ондулинов… Их же нужно продавать…

— Здравствуйте! Я Ольга Милка, представляю компанию, производящую тормозные колодки для автомобилей. Белая Церковь, Киевская область. На нашем предприятии рядом со старым производством мы построили новый безасбестовый цех. Хотелось бы узнать, как правильно оборудовать санитарно-пропускной пункт, чтобы предотвратить попадание асбестовой пыли в цех?

— Это сложный вопрос. Чтобы дать конкретные советы, нужно обследовать производство, определить концентрацию пыли в воздухе… Вам следует обратиться в наш институт, и мы сможем направить специалистов.

— Мы уже отослали вам запрос, но нам бы хотелось немного ускорить процесс, так как через пару недель ждем зарубежного инвестора…

— Думаю, необходимо все обговорить в рабочем порядке. У меня к вам другой вопрос. Проводятся ли медицинские обследования ваших сотрудников?

— Ежегодно. Все более или менее благополучно. Но бывают случаи, когда по медицинским показаниям мы вынуждены прощаться с хорошими специалистами.

— У них асбестоз?

— Нет, в основном гипертоническая болезнь.

— Я рекомендую направлять сотрудников в нашу клинику профзаболеваний, где есть опытные профпатологи, способные обследовать человека и назначить правильное лечение. Гипертония сегодня контролируется, и это не повод отказываться от рабочих.

«В состав большинства новых кровельных материалов входят битумные смолы, которые при нагревании испаряются»
— Добрый день, господин Кундиев! Вас беспокоит Виктория из Березани, Киевская область. В нашем доме под шиферной крышей счастливо прожило три поколения. Сейчас мы хотим строить детям новый дом и интересуемся: можно его покрыть шифером?

— Во-первых, я желаю вам построить новый дом. А во-вторых, если вы покроете его шифером, то четвертому поколению это точно не повредит. Но когда начнется распил листов шифера, всем нужно обезопасить себя от образующейся при этом пыли. Пусть строители наденут маски или пылевые респираторы, а вам и детям вообще лучше куда-нибудь уйти. Вот и все предостережения.

Что касается разговоров о выветривании волокон хризотила, это преувеличение. Вот уже много лет хризотил-асбест является сырьем для производства целого спектра доступных строительных материалов, среди которых особенным спросом пользуется шиферная кровля. Содержание хризотила в шифере составляет всего 11 процентов. Если шифер не пилить, не дробить, не размалывать — это вполне безопасный материал. Волокна хризотила как бы «вмолочены» в цементную матрицу и не способны выделяться в окружающую среду при воздействии воды, солнца и ветра.

Исследования, которые проводились в местах широкого использования шиферной кровли, не выявили увеличения концентрации волокон хризотила в воздухе. Безопасность шифера подтверждает и срок эксплуатации такой кровли — максимум 70 лет.

— Нам рекомендовали присмотреться к ондулину. Но мы о нем ничего не знаем, и стоит он дороже…

— Эти кровельные материалы тоже не могут похвастаться абсолютной безопасностью. В их состав входят битумные смолы, которые при нагревании (а летом у вас ведь тоже солнце припекает) испаряются. Конечно, вдыхая эти испарения, мы не добавляем себе здоровья. Если вас не устраивает шифер, обратите внимание на экологичную и красивую черепицу. Правда, стоит она дорого.

— К сожалению, черепица нам не по карману. При этом все равно хочется, чтобы крыша нового дома была и надежная, и красивая, и модная. В магазинах сейчас столько хорошего и доступного по цене цветного отечественного шифера. Мы настроились на его покупку, а потом услышали, что шифер опасен. Спасибо, что вы пришли на прямую линию «ФАКТОВ» и все так понятно объяснили.

«Кто скажет, какие заболевания могут обнаружиться у людей, живущих под битумной крышей, например, через тридцать лет?»
— Добрый день! Это Алексей из Хмельницкого. Хочу спросить академика Кундиева: неужели кроме асбеста у нас больше нет вредных химических материалов? Зачем так нагнетается ситуация?

— Действительно, нагнетается. Сейчас на Западе проводится кампания против асбестового производства, и ее отголоски ощущаем и мы. У меня, как у специалиста, тоже возникает вопрос: является ли хризотил самым опасным материалом? И почему, например, не запрещают свинец, который делает детей умственно отсталыми? Почему мы завозим в Украину списанные на Западе производства аккумуляторов с устаревшей технологией? Они часто располагаются в неприспособленных помещениях, и свинец испаряется. Те же американцы доказали, как вреден свинец, но этот металл не запрещен и в США. Более того, его регулярно обнаруживают в детских игрушках. А ситуация с ртутью? Видя, что происходит с асбестом, я понимаю, что сегодня ведется жесткая борьба за рынок сбыта.

— Здравствуйте! Виктор Невтишак, Золотоноша, Черкасская область. У нас государство контролирует ситуацию с профессиональными заболеваниями? Фиксируются ли они, сравниваются? Сколько случаев заболеваний в асбестовом производстве и сколько, например, на угольных шахтах? В прессе приводятся данные разных общественных организаций. Но насколько им можно доверять?

— Во-первых, все случаи фиксируются в клиниках профессиональных заболеваний, где есть и специалисты, и оборудование. Во-вторых, данные поступают в наш Институт медицины труда. Так, за прошедшие три года асбестоз был зафиксирован в восьми случаях. Случаи мезотелиомы плевры еще более редкие. Мы разрабатываем методы активного выявления профзаболеваний. В Украине есть специальный государственный реестр — список умерших от всех форм рака. Это около 150 тысяч человек ежегодно. На этот список с помощью компьютера накладываются данные по тому или иному производству, и таким образом мы можем выявить заболевших людей, работающих на данном производстве. В том числе и асбестоцементном.

Если говорить о сравнении, то у шахтеров, к примеру, наблюдаются пневмокониоз и хронический бронхит — тяжелые заболевания, вызванные воздействием угольной пыли. Каждый год мы регистрируем 2,5-3 тысячи случаев этих профессиональных заболеваний. Вот и сравнивайте: восемь случаев и 2,5-3 тысячи. И нужно ли рассуждать о том, какое производство опаснее?

— Прямая линия «ФАКТОВ»? Меня зовут Максим, я из Донецка, занимаюсь продажей стройматериалов. Что теперь рекомендовать покупателям вместо шифера, который, говорят, опасен? У меня на складе есть разные кровельные материалы, и большинство из них имеет неприятный запах…

— Безопасны черепица и оцинкованное железо. Но они дорогие. Вы — человек бизнеса и знаете, что такое соотношение «цена — качество». В данном случае шифер мне кажется надежнее новинок. Если придерживаться простых правил работы с ним, никто не пострадает.

— Проводились ли какие-то испытания битумных материалов с точки зрения их воздействия на наше здоровье?

— Пока таких работ мало. Но недавно Международное агентство по изучению рака исследовало около двух десятков различных заменителей асбеста. Специалисты пришли к выводу, что значительная часть этих заменителей канцерогенна. Они в не меньшей степени, чем хризотил, обладают свойством вызывать злокачественные опухоли. Так почему же мы должны запретить асбест и закрыть заводы? Какой смысл менять шило на мыло? Более того, хризотил изучают на протяжении стольких лет! Новые материалы еще и не прожили такой срок. А кто скажет, какие заболевания могут обнаружиться у людей, живущих под битумной крышей, например, через тридцать лет?

Мы понимаем, что нужно изучать и хризотил, и его заменители. С этой целью наш институт осенью проводит международную конференцию, куда мы приглашаем всех, кто располагает любыми данными о воздействии тех или иных материалов на здоровье человека. «За» или «против» — нам все интересно. Кроме украинских ученых, в конференции уже выразили готовность принять участие специалисты из России и Казахстана, эксперты Международного института изучения рака. К нам приедут коллеги из Бразилии, Китая, Канады, Швейцарии… Надеюсь, мы сможем прийти к объективному решению, а не будем идти на поводу у сомнительных сенсаций.